Break!

17:24 

Остапа понесло х)

Подсолнух Смерти
Торжественно клянусь, что замышляю ничего хорошего
Как бы предисловие:
Когда-то я обещал Mihael. послушать ту песню, что его вдохновила на написание фика про Мюриэль)
Послушал и понял, что такой стиль - это не моё... Хотя слова меня зацепили)
И вот пошёл лазить по своим плей-листам ибо организм начал требовать музыки и натолкнулся на это:


А дальше поставил на повтор, и как-то случал-слушал, и вот дослушался...
Да, я жесток и неадекватен, и не правильно воспринимаю окружающее пространство. А что поделать? Автор такое вот чудовище.

Название: Наше бессмертие.
Автор: Surasu
Бета: нет такого смельчака...
Жанр: дарк, дезфик, джен, намёк на гет и яой.
Рейтинг: PG-13
Персонажи: Сати, Лоренс, Нерис, Тори, Кэрри, Алекс, Клетка, Линейка, Тень и еще куча народу.
Дисклеймер: всё наше.
Предупреждения: смерть персонажа, AU, возможно ООС.
От автора: Мысль о том, что продавцы бессмертны + мысль о том, что все мы однажды умрём + плохое настроение + странные глюки ночью = фанфик с любимым автором сюжетом «начали за здравие, кончили за упокой».

Надо сказать, что подобный сюжет получается у автора один раз из 20, и автор не уверен, что это – удачный пример…


Было время, когда все мы думали, что мы бессмертны.
Это было таким правильным и привычным - видеть, как вокруг исчезают и появляются города, как сменяются поколения, а мы остаёмся неизменными.
Конечно, в глубине души каждый из нас знал, что нет ничего вечного, ведь все мы уже испытали на себе смерть… И всё же, это был такой приятный самообман – чувствовать себя бессмертным.
Мы всегда думали, что у нас всё будет хорошо, что мы сможем всё, что теперь мы и только мы - сами себе хозяева.
Мы не осознавали, насколько мы ошибались.

Помню, только начинало темнеть. А это значило, что скоро на город опуститься ночь и бару с интересным названием «Череп шута» настанет время открывать свои двери и принимать посетителей. Однако перед открытием неплохо было бы расчистить проход от хлама, чтобы эти самые двери вообще можно было бы открыть. Нет, конечно, можно было дать одному продавцу всевластия «открыть» двери, но после этого пришлось бы ставить новые. И делал бы это явно не тот, кто их открывал. Как всегда.
И так, нужно было наводить порядок, что хозяйка бара и пыталась заставить сделать тех, кто создал нынешний локальный хаос. Правда, не особо успешно, так как магические продавцы упорно не желали вступать в бой с беспорядком. Точнее, большая их часть. Продавец снов в количестве одного экземпляра и я, так же в единичном числе, были, собственно, не против, а вот еще троица (явный перевес, да) отрабатывать нанесённый ущерб не желала.
Сати рвался в бой, готовый помогать, однако его не пускала рука Лоренса на плече. И вторая рука на талии. И третья...
Ахах. Так, стоп.
Сати решил оглядеться. Тори сидел рядом с Лоренсом, облокотив локти на стол и поместив лицо между ладоней. Да он и не стал бы лишний раз прикасаться к Сати без надобности. Наверное.
Нерис стоял рядом с Кэрри около стола, за которым как раз сидели братья и сам продавец снов. И, судя по тому, что, для пущей наглядности всей несправедливости их нынешнего положения, в ход пошли обе руки продавца одиночества, которыми он усиленно жестикулировал, ему явно не до кого из них сейчас нет дела. Я же благоразумно засел за барную стойку, подальше от этого балагана, и теперь думал о том, что для полного счастья мне не хватает только… ну, скажем, ведра с попкорном или хотя бы пакетика орешков. Короче, занять себя чем-нибудь помимо лицезрения. На самом деле я тоже не горел желанием что-либо делать, тем более что я за свою жизнь, как прошлую, так и нынешнюю, я оказался в этом баре всего во второй раз, но если попросили – почему, собственно, нет.
Лоренс, как уже, наверное, понятно, сосредоточил своё внимание на Сати, у которого неожиданно поменялись приоритеты. Нет, злая Кэрри – это, конечно, плохо, но от неё, по крайней мере, Сайгана отделял стол и Нерис, а вот от любви Лоренса его, похоже, спасать никто не будет. Потому что Тори, как предполагаемый спаситель, старательно делал вид (делал ли?), что не замечает манипуляций брата, и чтобы хоть чем-то себя занять, без особого энтузиазма участвовал в отстаивании наших общих прав и… прав, в общем.
- Но пока мы в баре, мы – твои клиенты, а клиент всегда прав, - кажется, когда-то давно они с братом и придумали эту фразу для своих клиентов. Чисто поиздеваться.
Кэрри сверкнула глазами в сторону юноши, и если бы не длинные волосы последнего, тогда непривычно распущенные, он бы уже услышал о себе много нового. Однако её опередил Нерис, который, воспользовавшись заминкой, быстро развил в голове новую мысль, подхваченную от Тори, и озвучил результат мозговой деятельности:
- А еще клиент – царь и бог… А где же ты видела, чтобы боги работали? – с победоносным видом заключил продавец одиночества.
Образовалась новая пауза, в которой было отчетливо слышно красноречивое покашливание из нагрудного кармана Нериса. Продавец тут же гневно поинтересовался у кармана, на чьей тот вообще стороне. ( Наверно непросвещенному человеку парень, разговаривающий с собственной рубашкой, показался бы стрёмным. Но не нам, куда уж. )
- Конечно я за Прекрасную Жемчужину Нила! – ответил голос.
- Предатель, - процедил Нерис, снова переводя взгляд на девушку.
Сопду что-то пробормотал и затих.
Кэрри, до этого решившая терпеливо подождать, пока столь увлекательный диалог закончиться, собрала всё своё терпение и спокойно, со всем возможным достоинством истинного флегматика, спросила:
- Ну, так что будете делать, дорогие мои? Платить или отрабатывать?
На заднем плане Лоренс, наконец, обратил внимание на происходящее… и быстро сообразил, что начиналось затишье перед бурей. А это значило, что пора менять место действия.
Он, окинув взглядом Тори и Сати, спросил у них:
- Думаю, пора прогуляться, да?
И тут же, не дожидаясь возражений ни с чьей стороны, щелкнул пальцами.
В помещении бара нас теперь оставалось трое.
- И раз уж ты упомянул слово «клиент», напоминаю вам обоим, что клиенты платят. А вы когда последний раз за бутылку хотя бы заплатили?
- Я платил! – возмущение Шеллиха было сыграно почти идеально…
- Да ну? – …но премию Оскар получает Кэрри за столь реалистичное удивление.
- Ну… да? – сколько надежды в голосе. Приз зрительских симпатий, однозначно.
Вдруг, как это обычно бывает в такие моменты, из недр подвала послышался шум и чей-то отборный мат аж в два голоса. А через секунду дверь отворилась, и из густого облака пыли и вечного сумрака подвала вышли две девушки, при виде которых Нерис сразу пошел пятнами. Интересно, проблемы с местом телепортации – это врожденное у всех продавцов одиночества или они просто прикалываются?
Моментально переместив себя с места на место, без видимого продвижения через промежуточное пространство, Клетка с Линейкой (лица которых были непроницаемыми, что вообще-то было странно, хотя в тот момент я не придал этому должного значения), схватили парня за обе руки и, что-то пробормотав про срочное собрание, утащили того в подвал, хлопнув дверью. Послышалось ошалелое «мать вашу!», а потом воцарилась тишина.
И так, нас осталось двое.
Кэрри, у которой часть добычи ушла, воспользовавшись тем, что её внимание было обращено на другую жертву, которая позже тоже смылась, обратила свой взор на меня. И, в общем-то, думаю, не сложно догадаться, кому тогда пришлось делать всю работу.

До следующего утра участников совета никто не видел. Что именно тогда случилось, не говорили до последнего момента, когда молчать уже не было смысла.

Той же ночью начали появляться слухи, что какого-то продавца нашли мёртвым. Это восприняли именно как слух, потому что тела в доказательство не было. А потом еще кто-то исчез. И еще. Тогда до утра не дожили целых десять человек, а утром стало меньше еще на четверых.

Утром наша компания собралась в баре у Кэрри, и все уже успели почувствовать, что случилось что-то серьезное, пока добирались туда.

Например, от Сати, взявшего с собой Лу, шарахались и разбегались, а какой-то малыш даже крикнул "Мама, смотри, белый тигр!". Однако на животном совершенно точно должна была быть иллюзия, и люди должны были видеть просто большую собаку... Должна была быть и была - это очень большая разница. Он тогда еще не знал, что даже его подвал теперь пустует...

У меня еще с ночи не работала никакая алхимия, а бутыль со слезами вообще пошла плесенью...
Лоренс, бросив бесплодные попытки закурить от пальца, лихорадочно искал у окружающих зажигалку, или хотя бы спички.
Тори тоже пытался что-то нащелкать, но ничего, кроме рваного ритма, у него не выходило. Совсем ничего.
А Кэрри несколько раз под разными предлогами бегала в другое помещение, и с каждым разом, возвращаясь к нам, становилась всё мрачней.
Последним к нашему утреннему собранию, в последующие дни ставшем ежедневным, присоединился Нерис, с прибытием которого надежда хоть на какие-то хорошие новости разбилась вдребезги, и с безумным воем ушла в небытие.
Тогда его фраза казалась жутким кошмаром, а сейчас я понимаю, что это была лишь прелюдия к настоящему кошмару. Нашему, личному.
- Тени больше нет.
Осознание пришло как-то не сразу. Как это - Тени больше нет?
Существо, которое ты считаешь всесильным, которое для тебя - вне времени и пространства, которое никогда не устаёт, всегда всё знает, которое дало тебе жизнь, которое всегда было, есть и будет. Существо, которое есть залог твоей веры. Существо, которое Вечно... умерло?
Быть не может... Ну как это - умрёт Дьявол? Или Бог? Или Тень...
Почему такое вообще случилось, Совет не знал. Или же кое-кто просто не хотел говорить.
Однако это была не единственная новость. О второй мы и сами успели догадаться, еще до его прибытия, но он это всё таки сказал: теперь мы были людьми. Со всеми вытекающими: никакой магии, а так же человеческий запас сил и здоровья.
Что там полагается делать с гонцом, принёсшим сразу две плохие вести? За одну голову рубили, а за вторую что?

Сначала исчезли Клетка с Линейкой. Из-за того, что мысленная связь не работала, первые два дня они созванивались с Нерисом, сообщая о количестве умерших (зачем это было нужно, никто решил не интересоваться), и что-то обсуждая, а на третий день решили, что девчонкам лучше быть с нами. Нерис отправился их встречать, и через четыре часа вернулся...один. Он ни на кого не смотрел, просто сказал, словно сообщая выдержку из отчёта - "...у Линейки кончилось время. Клетка не стала ждать своей очереди, сказала, что не сможет жить без сестры. " Наверно, это было даже правильно.

Потом мы лишились Кэрри. Неожиданно, словно во сне. Вот она встаёт из-за стола и идёт за барную стойку, и потом исчезает за ней. Когда девушка появляется снова, в каждой руке у неё по бутылке коньяка, а на лице так идущая ей улыбка. А потом её выражение лица медленно меняется, и выпущенные из пальцев бутылки с глухим звоном разбиваются о пол. В следующее мгновение она уже лежит на полу, в объятиях Нериса, целующего всё ее лицо, её лоб, её губы, и едва слышно умоляющего её не уходить. А она и рада бы остаться с ним, но мы были бессильны. Он не выпускал её до конца, продолжая целовать, пока в какой-то момент руки продавца не сжали только воздух и черный дым.

Мы были порождением Тени, в каком-то смысле - тенями тех людей, которыми были при жизни... бесследной тенью мы и умирали.

Тем вечером, перед самым уходом домой, Тори пожал нам с Нерисом руки, а потом, неожиданно для всех, обнял Сати. Удивленный странным поведением брата, Лоренс списал это на шок и поспешно увёл того из бара. Рано утром нас разбудил телефонный звонок. Звонил Лоренс, хотя я, взяв трубку, не сразу его узнал. Слишком изменился его голос за ту ночь, став совершенно бесцветным, хриповатым и будто просящим. Он только сказал, тихо, но твёрдо, что мы потеряли Тори, и повесил трубку. В тот день Лоренс не пришёл в бар. Мы увидели его только следующим вечером.
Низко опущенные плечи, потухший взгляд - в нём появилось что-то схожее с руинами сгоревшего дома. И таких было уже двое. Хотя Лоренс всё же был не безнадёжен - он держался за Сати, и, возможно, ради него. Как только появлялась возможность, он сразу заключал того в объятия и подолгу не отпускал. Он будто пытался его загородить, защитить. А мы, зная наклонности своих товарищей, пытались не дать одному уйти в клетку самобичевания, а другому в апатию. И, в общем, получалось. Через силу, но получалось. Хотя и не всегда, чего хватило, чтобы довести Сати. По щекам текли слёзы, он кричал на них, что не только им больно, что не только они тоскуют по ребятам, но что только они ведут себя как дети, погрязшие в жалости к себе и безосновательном чувстве вины. Теперь дал волю чувствам еще и Нерис.
- И что же ты предлагаешь, сделать вид, что всё нормально? Вычеркнуть их из жизни, словно их никогда и не было?
- Что? Нет, ты не так...
- Вот так умираешь, а все делают вид, что ничего и не случилось. Отличные друзья.
Именно благодаря Сати все согласились как можно больше находиться вместе, он старался всех собрать, поддержать, как мог, чтобы всё было как-то по живому, хорошо. И такого ответа он явно не ожидал. Было видно, что он хочет сказать многое, очень многое, миллионы слов, но вместо этого он просто поджал губы и у него из глаз опять хлынули слёзы. Теперь ожил и Лоренс. Бывший продавец снов развернулся и вышел из комнаты. Слишком быстро для простого "вышел". Лоренс, бросив через плечо много нелестных слов, сколько успел, убежал успокаивать Сати, расценив, что это важнее, а очередную ссору они затеют потом. Если, конечно, еще будет, кому затевать.
Целых три дня. Три дня и четыре ночи Лоренс с Сати провели вместе, и мы им никак не мешали. А зачем, собственно? Пожалуй, в то время это был единственный проблеск света, и незачем было его гасить. За эти три дня мы никого не потеряли, и даже начала появляться хрупкая надежда на то, что дальше всё будет лучше. Хотя не уверен, что эту надежду тогда со мной хоть кто-то разделял. Лоренс и Сати просто наслаждались тем временем, что у них было, лишь изредка наведываясь к нам. Сказать по правде, их настроение было почти радостным. Например, Лоренс, обнаружив на плите горячий завтрак, даже сказал, что не так это и плохо, быть умирающим. Мол, тебя сразу все любят.
Но покой и идиллия закончились на четвёртый день, утром, когда от нас ушёл Сати. Я бы даже сказал, что ему повезло - всё выглядело так легко, словно он просто заснул, измученный бессоной ночью, с какой-то светлой грустью. Они оба сидели на полу, на расстеленных простынях, потому что кровати в комнате не было. Должно быть, собирались сделать очередную вылазку к нам. Я как раз пришел к ним, не помню уже, зачем. Лоренс что-то прошептал Сати на ухо, и тот посмотрел на него с невыразимым удивлением, будто с ним заговорил инопланетянин. А потом - поцеловал, с какой-то отчаянной нежностью, обвив шею Рейвена руками. И через несколько мгновений Сати начал оседать, медленно скользя вниз. И хотя Лоренс подхватил его, руки мальчика всё равно безвольно повисли. Я бесшумно сделал несколько шагов назад, решив, что лучше оставить Лоренса одного. Уходя, я услышал что-то, чересчур похожее на всхлип. И вряд ли мне показалось.
Это было настолько странно, не по-настоящему, волнами. То за сутки мы теряли сразу нескольких людей, то по нескольку дней ничего не происходило.

Уход Лоренса тем же вечером я воспринял как должное. Да и было это как-то спокойно, без истерик. Да и кому уже было истерить? Я сидел на столом, бездумно щелкая кнопки пульта. В телевизоре мелькали какие-то яркие картинки, слышались обрывки фраз, музыки. Когда-то бывший продавцом одиночества человек равнодушно рассматривал проходящих по улице людей. С окна пятого этажа, которое он облюбовал уже, кажется, вечность назад, был отличный вид. А бывшее почти-божество лежало на диване и курило, как паравоз, разглядывая что-то крайне увлекательное на потолке.

- Вот чёрт, обидно, - Лоренс выдохнул очередное колечко дыма. От его голоса, раздавшегося так неожиданно, я вздрогнул, - даже эту пачку докурить не успеваю... Прости, Алекс, но, кажется, я увижу Сати первым. Я передам от тебя привет, так и быть.
Он с искренним сожалением затушил недокуренную сигарету о стол и, потянувшись, перевернулся на бок, отвернувшись от всех.
- Не шалите тут.
Через минуту на диване уже клубился только черный дым, медленно тающий в мягком свете домашних ламп.

Минут через пятнадцать, а может и через час, не знаю, я к тому моменту уже давно перестал следить за временем, Нерис отошёл от окна, и, резко развернувшись, пошел к входной двери.
- Неужели решил не ждать?
- Обойдёшься. Я вернусь, хотя бы из вредности, - и вышел, щелкнув дверным замком.
Он тогда всё же солгал.
Через час после его ухода раздался телефонный звонок. Звонил он, собственной персоной.
- Ты где мобильник взял?
- Там же, где и кошелёк. Не волнуйся, у того мужика, судя по количеству зелёных, деньги куры не клюют, так что для него эта потеря не смертельна. Лучше скажи, что тебе брать?
- Что брать?
Я правда не понял, что он имел тогда ввиду.
- Ну там текилу, коньяк, вино... ананасовый со-о-ок?
Кажется, у него поехала крыша.
- У нас вообще-то целый бар в нашем распоряжении, так что...
- Тронешь там хоть что-то - вылетешь в окно.
Я обреченно вздохнул. Хочет - пусть. А то он последнее время больше напоминал подпорку для окна, чем нечто человекоподобное. На ум неожиданно пришёл чей-то девиз.
- Бери что хочешь, лишь бы побольше.
Голос в телефонной трубке ответил радостным "Атлична!" и вроде уже хотел попрощаться, но вместо прощания образовалась неприятная пауза, началом которой послужило удивлённое "О." Тишина на другом конце стала затягиваться.
- Что?
- Прости, похоже, планы поменялись... - Голос парня стал как-то умиротворённей, мягче, тише - а знаешь, я молодец: до конца выполнял свою работу... Совет мог бы мной гордиться.
Пауза.
- Это даже забавно... И это, как его. Пафосно.
- Нерис, ты что несёшь?
Он не обратил никакого внимания на мой вопрос.
- Прости, но продавец одиночества оставляет тебя в гордом одиночестве. Чёрт, такая фраза, а оценить некому... Увидимся.
В трубке раздались давящие монотонностью гудки. Где он был, я даже и не знаю.


Я остался последним. Это было дико, ненормально, даже пугающе, но я правда оказался последним, и остался совершенно один. Как-то слишком резко, как когда режешься обо что-то, а больно становится после, когда адреналин иссякает и импульс доходит до мозга. Нестерпимо захотелось свежего воздуха. Я встал из-за стола и направился к входной двери, провожаемый взглядом Лу. Тигр поднялся из-за дивана, за которым лежал с самого утра, и вышел на лестничную клетку вместе со мной. Я даже задумался, стоит ли запирать дверь, кому теперь была важна сохранность этой квартиры? Но дверь я всё же запер, а потом довольно долго стоял в нерешительности, думая, куда день ключ. Что я сюда не вернусь, я уже знал. Ключи я сунул в карман джинс, и только тогда вспомнил, зачем вообще вышел. Поднявшись на крышу, первым, что я почувствовал, был порыв ветра, ударивший мне в лицо. А потом к нему присоединились шум большого города, не спавшего даже глубокой ночью, грязно-серое небо, черные, ощерившиеся горящими окнами высотные дома и люди внизу. Им не было никакого дела до нас, многие даже не подозревали о нашем существовании.


Просто кто-то, совсем не много человек, были рады: у кого-то пропали часы, отсчитывающие время их жизни, кому-то не нужно было больше против воли вести дневник, кто-то вырвался из круга одиночества... А у кого-то неожиданно остановилось сердце, потому что купленного ими времени больше не было. Кто-то перестал чувствовать в себе силу, за которую согласился отдать жизнь. У кого-то оборвался так тщательно написанный кем-то сон. У кого-то исчезла татуировка на плече, купленная за самое лучшее воспоминание, и теперь новая судьба, наконец-то ставшая счастливой, была не действительна...


Сколько я просидел на крыше, облокотившись о Лу, я не считал. Время вообще стало для меня понятием эфемерным, как и окружающая реальность. Я чувствовал только теплое и мягкое тело животного, на боку которого лежала моя голова, и рвущую пустоту изнутри. Люди внизу двигались хаотичным потоком. Как мы когда-то жили, занятые своими проблемами, и не вдаваясь в их жизнь, так теперь и они шли по своим делам, не замечая того, как мы умирали. Всё честно. Первые лучи солнца скользнули по горизонту, и первые темные прямоугольники зданий окрасились в бледно-розовый цвет. В утреннем тумане они выглядели почти призрачными, казалось, еще немного, и они начнут медленно растворятся. Ужасно захотелось спать. Веки были просто невыносимо тяжелыми, голова была пуста и гудела, стало непривычно зябко, тело казалось совершенно чужим, не ощущаемым. Просто тело, не рук, ни ног, лишь одна сплошная часть материи. Сознание медленно угасало, оставляя после себя лишь пустоту. Но эта пустота казалась приятной и тихой, убаюкивающей, успокоившей все чувства и ощущения. Волю унесло куда-то в небытие, и сопротивляться неизбежности не было ни сил, ни желания.

***

- А я знаю еще такую вещь, только это секрет: если написать на листе бумаги желаемый сон, запечатать его в конверт и положить под подушку, то этот сон обязательно присниться, и даже сбудится!
- Ерунда! Ты бы еще рассказала про то, что звон колокольчика притягивает счастье.
- А это правда?
- Ух ты! У меня как раз дома есть колокольчик!
- Это суеверия, балбесы!
- Ну блин, Рейдж, Джуф, нельзя быть такими скептиками. Вы же не пробовали, а вдруг получиться!
- Если получиться, я лично напишу на каждом стуле, табурете и даже на диванах заклинание по вызову вдохновения, и сочиню по этому поводу оду.
- Ахах, обещаешь?
- Да, только давайте быстрее творите свою "магию"...
- Ладно, ладно. Сейчас я задам тебе три вопроса, а ты должен честно написать ответы на них на этих кусочках бумаги.
- Господи, зачем я на это согласился...
- Погодите! А как же изумруды?
- Ты дебил? Откуда у нас изумруды?
- А разве без них получиться? Всегда говорили, что надо, чтобы был хотя бы один изумруд, это же символ могущества...
- Это у богатых символ могущества, потому что они сами ничего не могут, а мы сами справимся. И так, готов? Первый вопрос...

@темы: :Фанфики:, :Тори:, :Сати:, :Нерис:, :Наше творчество:, :Лоренс:, :Кэрри:, :Алекс:, :The End:

Комментарии
2011-09-01 в 01:39 

Mihael.
Когда я пытаюсь извиниться, выходит что-то вроде: "сами виноваты, пидарасы тупые".
не так это и плохо, быть умирающим. Мол, тебя сразу все любят.
Ты прям меня прочувствовал)

И, правда, я аж загрустил. Ты умеешь прочувствовать и передать все словами. А если еще и песню включить по кругу по мере чтения - сентиментальные зарыдают в четыре ручья.
Спасибо большое!

2011-09-01 в 06:49 

Подсолнух Смерти
Торжественно клянусь, что замышляю ничего хорошего
Mihael.
Ты прям меня прочувствовал)

да я сам в шоке от этой фразы, как она сошлась)

сентиментальные зарыдают в четыре ручья.
но ты же не из сентиментальных, правда?)

Спасибо большое!
рад, что тебе понравилось))))))))))))))))

2011-09-01 в 13:37 

Tory Raven
Побеждает в этой жизни только тот, кто победил сам себя. Кто победил свой страх, свою лень и свою неуверенность. Не стоит возвращаться в прошлое - там уже никого нет. ©
Оно шикарно ** Но я плакаль Т_Т

2011-09-01 в 13:45 

Подсолнух Смерти
Торжественно клянусь, что замышляю ничего хорошего
Tory Raven
Ааа! Тори, ты!
Ну не получается у меня юмор, только ангст х)
Надеюсь, не долго плакал?)))

2011-09-01 в 13:48 

Tory Raven
Побеждает в этой жизни только тот, кто победил сам себя. Кто победил свой страх, свою лень и свою неуверенность. Не стоит возвращаться в прошлое - там уже никого нет. ©
Surasu Я, не долго... Но грустно до сих пор ибо уж очень реалистично.

2011-09-01 в 13:50 

Подсолнух Смерти
Торжественно клянусь, что замышляю ничего хорошего
Tory Raven
правда реалистично? *_* Ура! Я надеялся на реализм, аняняня **

2011-09-01 в 13:51 

Tory Raven
Побеждает в этой жизни только тот, кто победил сам себя. Кто победил свой страх, свою лень и свою неуверенность. Не стоит возвращаться в прошлое - там уже никого нет. ©
Surasu Да... и очень даже (((

2011-09-01 в 13:52 

Подсолнух Смерти
Торжественно клянусь, что замышляю ничего хорошего
Tory Raven
:shuffle2: всё, ты меня засмущал окончательно :shuffle2:

2011-09-01 в 13:54 

Tory Raven
Побеждает в этой жизни только тот, кто победил сам себя. Кто победил свой страх, свою лень и свою неуверенность. Не стоит возвращаться в прошлое - там уже никого нет. ©
Surasu Хе-хе-хе :squeeze:

2011-09-01 в 19:33 

Mihael.
Когда я пытаюсь извиниться, выходит что-то вроде: "сами виноваты, пидарасы тупые".
Surasu,
да я сам в шоке от этой фразы, как она сошлась)
Видно, часть характера еще передала моя писанина и твое общение со мной =)

но ты же не из сентиментальных, правда?)
Правда! :soton:

2011-09-01 в 19:36 

Подсолнух Смерти
Торжественно клянусь, что замышляю ничего хорошего
Видно, часть характера еще передала моя писанина и твое общение со мной =)
но-но, мы никогда не узнаем правды :-D

Правда! :soton:
я так и знал, зараза ТТ

2011-09-01 в 20:01 

Mihael.
Когда я пытаюсь извиниться, выходит что-то вроде: "сами виноваты, пидарасы тупые".
но-но, мы никогда не узнаем правды
Ты тоже на это надеешься? х))

я так и знал, зараза ТТ
Ну, меня растрогать до слез можно, чё, но никто не знает, во что это в итоге выльется х))

2011-09-01 в 20:11 

Подсолнух Смерти
Торжественно клянусь, что замышляю ничего хорошего
Ты тоже на это надеешься? х))
естественно)

Ну, меня растрогать до слез можно, чё, но никто не знает, во что это в итоге выльется х))
хм... а в прошлый раз во что это вылилось?0 ты затопил соседей?)))

2011-09-01 в 20:22 

Mihael.
Когда я пытаюсь извиниться, выходит что-то вроде: "сами виноваты, пидарасы тупые".
естественно)
А по закону подлости она на нас свалится =)

хм... а в прошлый раз во что это вылилось?0 ты затопил соседей?)))
Не, рассказал родителям свою правду х))

   

главная